mikhailove (mikhailove) wrote,
mikhailove
mikhailove

424.ПолитПсковЪ. Антикебековское расследование

Продолжилась медиа-война между прокурором Кебековым и политиком-бизнесменом Гавунасом. В "Аргументах недели" появился большой материал о методах, применяемых псковской прокуратурой для сколачивания обвинения против Гавунаса. Надо сказать, выглядит достаточно убедительно. Суть дела в навязывании одному из фигурантов следствия по Пищепрому вполне конкретных показаний против Михаил Савельевича, хотя сам Лев Саляев утверждает, что вообще мало знаком с Гавунасом, а дело имел практически всегда с Василием Салоповым и дела эти не имели криминального характера:

"Почему предприниматели бегут в Эстонию
Какие методы руководители областного «государева ока» используют для получения «правильных» показаний свидетелей?

Лев Саляев: «Тот беспредел перевернул всю мою жизнь...»

Стоит кликнуть в поисковике слова «прокурорский беспредел», как Всемирная паутина тут же выдаст на-гора массу фактов использования людьми в погонах своего служебного положения, начиная с громких дел московских прокуроров и заканчивая делишками их провинциальных коллег.

Наша газета нередко поднимала эту больную тему как на федеральном, так и на региональном уровне. Особого внимания «Аргументов неделi» удостоились псковские голубые мундиры. Сначала наш еженедельник поведал грустную историю об астрономических аппетитах на недвижимость за государственный счёт тамошнего областного прокурора Тимура Кебекова. «В каком теремке живёт прокурор?» – так была озаглавлена эта публикация («АН» за 23 июня 2011 года). Затем внимание газеты привлекли не только руководители верхнего и среднего звена прокуратуры (как то: пьяная езда за рулём с трагическими последствиями для простых граждан, незаконные манипуляции с документами, чёрное рейдерство в отношении иностранных граждан), но и рядовые работники, один из которых был даже пойман на торговле наркотиками, но почему-то избежал сурового наказания. Об этом «АН» рассказывали в статье «Золотые времена голубых мундиров» («АН» за 22 марта 2012 года).

К сожалению, должной реакции со стороны вышестоящего начальства из Генеральной прокуратуры РФ на эти публикации так и не последовало. В Пскове столичное молчание было расценено, видимо, как одобрение противоправных действий. И, словно почувствовав свою безнаказанность, руководители прокуратуры Псковской области ещё активнее стали попирать то, что призваны защищать. А именно – закон и порядок.

В день, когда началась война…

Обычная и размеренная жизнь псковича Льва Саляева начала превращаться в кошмар в самый «смешной день». Именно 1 апреля этого года он стал помощником депутата областного Собрания В. Солопова. А через несколько дней после получения удостоверения Л. Саляева по телефону пригласили на допрос к следователю Е. Степановой. Новоиспечённый помощник депутата явился в правоохранительные органы вместе со своим адвокатом, что явно расстроило следователя. «Она заметила, – вспоминает Лев Давидович, – что напрасно я пришёл не один, а потому диалога у нас явно не получится. Тогда я не придал значения этим словам. Но вспомнить о них вскоре пришлось…»

И возможно, поэтому Саляева допрашивали в общем-то ни о чем. Следователь интересовалась деятельностью сельхозпредприятия, в котором Лев Давидович когда-то состоял акционером.

Потом было затишье аж до утра пятницы 22 июня. Эта дата запомнится всей семье Саляева и его двоюродной 65-летней сестре, которая приехала в гости к родственникам из-за границы, на всю оставшуюся жизнь. «Тот беспредел, с которым пришлось столкнуться мне и моим родным в этот горько памятный для всех советских людей день, потряс и поверг в шок, перевернул всю мою прошедшую жизнь наизнанку!»

В жаркое июньское утро муж и жена Саляевы и их девятилетний сын собрались ехать Питер, чтобы показать иностранной родственнице Северную столицу. Отправились на своей машине. По пути остановились у городской больницы, куда врач-гинеколог направил беременную жену Льва Давидовича на обследование. Пока ждали её возвращения, рядом припарковалась иномарка. Из неё вышли двое мужчин и подошли к авто Саляевых. Представившись сотрудниками правоохранительных органов, люди в штатском сообщили, что Саляеву Льву Давидовичу придётся проследовать с ними в следственное управление Псковской области для проведения следственных действий. Его доводы о том, что надо дождаться беременную жену, чтобы оставить под её присмотром сына, и пожилую женщину, были проигнорированы. Сотрудники в грубой повелительной форме снова потребовали проследовать за ними, в противном случае они пообещали применить силу. И на глазах перепуганных ребёнка и женщины Саляева проводили в припаркованную иномарку.

«Кто не с нами –тот против нас!»

Уже в машине Лев Давидович попросил объяснить, что же всё-таки происходит? Саляеву было популярно объяснено, что он находится в очень сложном положении и что его жизни и жизни близких угрожает опасность. А ещё посоветовали – очень внимательно выслушать тех людей, к которым его доставят.

К огромному удивлению Л. Саляева, его привезли совсем не в следственное управление, а в здание на улице Некрасова, 54, где располагается областная прокуратура. На пороге ожидал не кто иной, как заместитель областного прокурора Андрей Неговора. Он и проводил Л. Саляева в кабинет к своему начальнику – прокурору Псковской области Тимуру Кебекову. Льву Давидовичу объяснили, что он является важным свидетелем по уголовному делу. И либо он должен сотрудничать со следствием, разбирающим все эпизоды хозяйственной деятельности до недавнего времени вице-спикера Псковского областного Собрания депутатов М. Гавунаса, и дать показания, уличающие политика в мошенничестве, либо его статус по делу может быть изменён. И тогда Саляева поместят в следственный изолятор для правильного понимания сложившейся ситуации. «Проиллюстрировано это было фразой из уст прокурора, – вспоминает Л. Саляев. – Тимур Мурадинович сказал: «Кто не с нами – тот против нас». Также мне дали понять, что если я «против нас», то уголовное дело будет возбуждено непосредственно в отношении меня. Тут-то я и вспомнил слова следователя Степановой...»




Учите текст, Лёва, учите!

Разговор в кабинете прокурора закончился только к обеду. После этого Саляева отвели к сотрудникам прокуратуры, на вопросы которых он отвечал до шести вечера. Как рассказывает Лев Давидович: «Мне помогали корректировать события, связанные с хозяйственной деятельностью одного из предприятий Михаила Гавунаса, – в сторону их сознательной криминализации». Затем Саляеву посоветовали изложить всё это следователю следственного управления под протокол. Когда Лев Давидович высказал сомнение, что не сможет за такое короткое время выучить «свои показания», его вывели на улицу и снова усадили в ту же машину. Те же по пути к следственному управлению снова стали говорить об опасности положения Л. Саляева, намекая на то, что всякое может случиться с ним и его семьёй.

Старший следователь А. Мазуров встретил Саляева с укором: дескать, ждёт его с часу дня, коллеги давно по домам разошлись, и «только личный контроль заместителя прокурора Андрея Егоровича Неговоры, ввиду значимости для прокурора Псковской области Тимура Мурадиновича Кебекова факта показаний свидетеля Саляева», удерживает его, старшего следователя, на работе.

В ходе допроса в кабинет несколько раз заходил сотрудник прокуратуры Р. Архипов, который корректировал показания Л. Саляева. Однако показания свидетеля были очень сумбурны. В конце концов было решено провести запись на видеокамеру на следующем допросе. Льва Давидовича отпустили наконец-то домой под подписку о невыезде и выдали повестку на понедельник, 25 июня. Старший следователь А. Мазуров заботливо отправил «правильный» текст протокола допроса Л. Саляеву на его почтовый адрес в Интернете, дабы свидетель имел возможность выучить «свои показания» наизусть...

«Твоя судьба меня не интересует!»

Выходные Лев Давидович посвятил изучению вопроса. Нет, Саляев не стал штудировать «правильный» протокол своего допроса, а погрузился в Интернет, чтобы с его помощью изу­чить все тонкости взаимоотношений двух великих людей Псковщины – бывшего вице-спикера областного Собрания Михаила Гавунаса и прокурора области Тимура Кебекова, по представлению которого и был лишён известный политик и крупный бизнесмен депутатского статуса своими же коллегами по законодательному органу.

И чем больше Лев Давидович узнавал подробностей о противостоянии политика и прокурора, тем смелее становились его выводы: «Это совсем недостойно, злоупотребляя властными полномочиями, преследовать личного неприятеля, игнорируя не только процессуальные нормы, но и нормы морали! Хочется побить обидчика – не надо другим людям жизнь ломать, да и своих подчинённых принуждать к нечистоплотным методам».

Не желая оговаривать личного противника областного прокурора, Л. Саляев обратился к следствию с письменно оформленным ходатайством об отложении следственных действий и потребовал присутствия на допросах своего адвоката, который должен был скоро вернуться из отпуска. Но это оказался глас вопиющего в пустыне. После очередного допроса следователь А. Мазуров вновь составил необходимый для заучивания текст и вновь отправил его Л. Саляеву на его электронный почтовый ящик. Но Лев Давидович снова не справился со своим «домашним заданием» и отправился на приём к заместителю прокурора А. Неговоре, которому попытался объяснить, что, оговаривая Гавунаса, он оговаривает и самого себя! «На это Андрей Егорович ответил мне, – рассказывает Саляев, – что моя судьба его не интересует. На мои доводы о том, что человек не должен свидетельствовать против себя, я получил прозрачный намёк, что могу дожидаться возвращения своего адвоката из отпуска, сидя в тюрьме».

С больничной койки – на нары?

После этого разговора с зампрокурора Лев Давидович в полной мере осознал, что ему определена роль соучастника и в ходе ужесточения тяжести сфабрикованных обвинений против бывшего вице-спикера эта его, Саляева, роль будет тоже оценена по самому жёсткому сценарию. Он окончательно понял, что оказался втянутым в чужие разборки, причиной которых являются непомерные амбиции псковского прокурора и чьё-то страстное желание перераспределить материальные активы.

От мыслей таких Льву Давидовичу сделалось совсем плохо, и прибывшая бригада «скорой помощи» госпитализировала Саляева в кардиологическое отделение городской больницы в палату больных инфарктом миокарда.

Псковским коммерсантам теперь одна дорога – в Таллин

Однако сотрудникам правоохранительных органов было совсем наплевать на состояние больного. Старший следователь А. Мазуров пришёл в палату и заявил Л. Саляеву, что на следующий день в больнице состоится очередной допрос в присутствии дежурного адвоката. Л. Саляев ответил категорическим отказом от дачи показаний до возвращения из отпуска своего адвоката. Но на следующий день с «саботажником» в кабинете заведующего кардиологическим отделением беседовал уже первый заместитель начальника следственного управления А. Токарев, который поставил Льва Давидовича перед таким фактом. Оказалось, что рассматривается вопрос об изменения меры пресечения в отношении гражданина Саляева на арест, так как срок его подписки о невыезде заканчивается 1 июля, а от следственного управления прокуратура требует результат. А именно: получение от Саляева тех показаний, которые были ему отправлены старшим следователем Мазуровым по электронной почте. Словно в подтверждение своих слов А. Токарев показал Л. Саляеву так и не выученный им текст в распечатанном виде. Посетитель потребовал от больного подписать этот текст в форме протокола. Но Лев Давидович взбунтовался и наотрез отказался что-либо подписывать без своего адвоката. А под конец диалога даже заявил, что в противном случае даже готов сменить палату на камеру! Но точку в разговоре поставил А. Токарев, заметив, что Саляеву всё равно придётся давать показания в присутствии адвоката, предоставленного следствием.

А на You Tube появилось обращение...

Понимая, что добиться законного метода ведения следствия в условиях постоянного давления не удастся, Лев Давидович утром 2 июля написал отказ от прохождения лечения в кардиологическом отделении. Поскольку срок ограничения его передвижений закончился, Саляев уехал в Эстонию, где ждала супруга с ребёнком. А там он расторг соглашение со своим псковским адвокатом, чтобы избежать давления на неё со стороны правоохранительных органов. Лев Давидович заключил соглашение с адвокатом из Санкт-Петербурга, который в августе получил уведомление о привлечении гражданина Саляева в качестве обвиняемого по статье 159 часть 4 УК РФ (мошенничество). Одновременно новый адвокат получил и постановление об избрании меры пресечения для гражданина Саляева в виде заключения его под стражу.

Лев Саляев: «Тот беспредел перевернул всю мою жизнь...»

Лев Давидович ещё раз поразился, как псковские стражи порядка «букву закона» подогнали под обстоятельства, не утруждая себя доказательствами. Скорость, с которой Саляев прошёл в своё отсутствие на Псковщине все стадии уголовного процесса – от свидетеля до обвиняемого и заочно арестованного, – только утвердила его в мысли о безнаказанности и вседозволенности для людей в погонах. Для тех, кто облечён властью, но злоупотребляет ею в своих интересах. И тогда он принял решение выступить на You Tube с видеобращением, с которым любой желающий может познакомиться по этой ссылке –
http://youtu.be/lOFLUMKlmI4.

Изложив все факты некрасивой истории своего преследования со стороны псковских правоохранительных органов, Лев Давидович, в частности, отметил: «Я заявляю, что все показания, выжатые из меня под давлением с период с 22 по 26 июня 2012 года, являются ложными и недостоверными. Я предупреждаю, что никакие последующие показания, публикуемые от моего имени, не могут быть застрахованы от закулисного осуществления давления на меня ввиду возможных ответных мер со стороны заинтересованных лиц. Я готов общаться с объективным, непредвзятым следствием в условиях, гарантирующих мою безопасность и безопасность членов моей семьи. Прошу оградить меня от беззаконных способов ведения следственных действий, так как считаю, что помимо моих моральных травм и порочащих моё имя методов оказания давления подобные действия демонстрируют бессилие и безграмотность власти Российской Федерации в целом».

ОТ РЕДАКЦИИ. Материал подготовлен со слов и при участии Л. Саляева, с использованием его показаний, подписанных собственноручно, и аудиозаписи, которые хранятся в редакции. И как нам стало известно, обращение Льва Саляева получил уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге Александр Шишлов.

26 сентября 2012, 20:36 «Аргументы Недели», Виктор БЕЛОВ"


02.10.2012
ППЪ



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments