mikhailove (mikhailove) wrote,
mikhailove
mikhailove

948.Архив. Дмитрий Галковский. Красноярск, интервью -1, май 2009

В дополнение к аудиозаписи и тексту по Красноярску для сохранности публикую два тогдашних интервью Д.Е.Галковского. Было ещё одно жж-интервью, (на галковскомане битая ссылка - http://o-galkovskom.livejournal.com/53132.html#cutid1, юзер mimolyotnaya , но сам журнал исчёз, может, кто может из кэша вытащить). Было также телеинтервью выложено, но его не нашёл.

1.Юзер hasisin Дмитрий Евгеньевич Галковский – выдающийся мыслитель, критик, блестящий публицист.

Родился в 1960 году в Москве. В 1987 году закончил философский роман «Бесконечный тупик», шедевр русской литературы конца ХХ века. Галковский по духу и по стилю – достойный правопреемник Василия Розанова, фигуры не менее скандальной в начале прошлого века.

Отрывки из «Бесконечного тупика» выходили в десятках СМИ, включая такие, как «Новый мир», «Наш современник», «Независимая газета». Однако напечатать его удалось лишь в 2008 году на средства автора, поскольку содержание романа признавалось опасным и скандальным всеми издательствами, изначально готовыми его опубликовать. Тем не менее, за рукопись романа Галковскому в 1997 году была присуждена Антибукеровская премия (10 000 долларов), от которой он отказался.

Автор книг «Магнит», «Пропаганда», «Уткоречь». Видный деятель Рунета (русского интернета), один из первых «тысячников» (то есть пользователей «Живого журнала», имеющих более тысячи постоянных читателей). Создатель и популяризатор своеобразной теории, согласно которой мировая история представляет собой череду сражений между государством-гегемоном и государством-субгегемоном. В настоящее время, по версии Галковского, гегемоном являются Соединенные Штаты Америки, а субгегемоном – Великобритания. Именно борьба за власть между ними стала причиной Второй Мировой войны. Следует отметить, что на «запретные темы» (истоки и смысл русской революции, русофобия и антисемитизм, различные варианты всемирного заговора) Галко́вский писал еще в начале восьмидесятых, а не тогда, когда «стало можно». И сегодня он умудряется оставаться фактически «запрещенным автором» - и одним из самых оригинальных мыслителей современной России.

В начале мая Дмитрий Галко́вский побывал в Красноярске, встретился с читателями, представил свою новую книгу «Два идиота» и дал интервью нашей газете (вероятно, "Красноярский рабочий" - Е.М.).

Гражданское общество – что оно из себя представляет и как исторически зародилось?

Как правило, такого рода штампам – политическим, политологическим – очень просто дать дефиниции, но одновременно очень сложно, потому что каждый в них вкладывает свой смысл. Сталин и Черчилль, и какой-нибудь житель Сенегала – все считали, что у них демократическое общество. Но что такое демократия для Сталина, для французской колонии Сенегал, для Англии? Разные понятия, мало связанные друг с другом. Если абстрагироваться от шелухи, гражданское общество – это общество, где есть большое количество людей, которые обладают политической и экономической самостоятельностью. Большое – это, например, 500 человек в городке, где живет сорок тысяч. Если пятьсот человек достигли определенной степени свободы, это будет город, где есть гражданское общество.

А как связаны гражданское общество и тайное общество? Почему они идут по жизни вместе?

Тут опять же нужно дать дефиниции – что такое «тайное» и что такое «общество». Тайное – просто не афиширующее свою деятельность, но где-то зарегистрированное и официально существующее? Или тайное – противозаконное? И что такое общество? Человеку раз в жизни дали какой-то значок – он член общества? А есть общества, состоящие из двенадцати человек, и освобождающиеся вакансии могут замещаться только детьми членов этого общества. Я думаю, что тайных обществ на западе в большом объеме не существует. Есть закрытые студенческие общества, ферайны, они обязуются соблюдать некие, достаточно странные на первый взгляд, традиции. А реально они нарабатывают систему связей, и это помогает им в дальнейшей карьере. Только и всего. Ничего такого там особо интересного, заумного или сакрального нет...

То есть просто приобретают навыки коммуникации?

Ну, это они делают еще в школе. Вообще расцвет тайных обществ – это XII-XIII век. У любого ребенка есть период коллекционерства – третий-четвертый класс школы, когда собирают марки, монеты. Повальное увлечение. А потом переболели, как ветрянкой – и дальше  этим занимается максимум один процент. Так же и с тайными обществами. 12-13 лет – расцвет тайных обществ. Общество чистых тарелок, например... Существует подпольно, со страшными клятвами. Проходит год-два – и все заканчивается.

То есть, когда говорят о Бильдербергском клубе, о Римском клубе, о всемогущих и всемирных тайных организациях – делают из мухи слона?

Практика показывает, что если люди хотят что-то скрыть – они это скрывают. Что это за могущественная организация, о которой пишут в желтой прессе тиражом пять миллионов экземпляров, которая выпускает какие-то буклеты, брошюры, где разоблачаются все тайны? Первое свойство тайного общества – что о нем никто не знает. Нет его, и все. Если уж говорить о конспирологических версиях, то в лучшем случае такие клубы существуют как ложные мишени.

А знаменитые масонские жесты, тайные ритуалы?..

Мы живем в мире условностей и стереотипов, которые нам навязывают. Что такое ритуал сам по себе? Это полная бессмыслица, и это всегда была полная бессмыслица. Вы встречаетесь, пожимаете друг другу руку – это ритуал. Можно этому найти какое-то рациональное объяснение – например, что рыцари перчатку снимали. Но это все равно рационализация изначально бессмысленного акта. Это некоторые схематические действия, которые обозначают начало некоторого типа поведения. Вы запустили программу  Windows –  прозвучал звуковой сигнал, который свидетельствует о том, что программа загрузилась. Когда люди жмут друг другу руку, это значит, что контакт состоялся – они друг друга заметили и хотя бы формально обменялись верительными грамотами.

Марк Твен в книге «Янки при дворе короля Артура» высмеивал именно ритуалы...

Марк Твен высмеивал Англию и вообще традиционное европейское общество с точки зрения тогда вроде бы современной, модернистской Америки. А сейчас Америка после пертурбаций новой европейской истории сама выглядит архаичной. Они считают, что они молодые, а они старые. Как человек, которому 70 лет, а он ведет себя так, как будто ему сорок. Или тридцать. И он смешон, он постоянно попадает в какие-то неловкие ситуации. Если взять за критерий непрерывность управления, то Америка как единое общество существует без революций с конца восемнадцатого века. Назовите еще страны, которые столько времени непрерывно управлялись. Германия – с 1949 года. Во Франции управление было разрушено в 1940 году. Два рекордсмена осталось в этом мире – Англия и США. Во всех остальных государствах нарушение управления происходило в двадцатом веке. А то и совсем недавно. Если брать Евросоюз как новое историческое образование, то он вообще существует лишь несколько лет.

Разве непрерывность управления не служит гарантией от ошибок?

Американцы поступают очень рационально – они дают возможность новому президенту в первые сто дней делать любые ошибки. Считается некорректным критиковать действия президента в первые сто дней. То есть, если он сам атомную войну решит начать в это время, его, конечно же, поправят. Но по менее значительным поводам сколько-нибудь серьезной критики в его адрес не будет. Он должен врасти в ситуацию... Поэтому Америка – очень старая страна. Столько не живут! А они все молодятся и от этого делают ошибки. Ну, допустим, кому они что доказали, выбрав Обаму? Никому и ничего, потому что проблема демократизации актуальна для развивающейся страны, но не для развитой. Когда развитое общество пляшет по поводу того, что достигло такой степени свободы, это значит только одно – что раньше такой свободы не было. Выборы Обамы – это выборы человека с определенным цветом кожи. Сам факт выбора по цвету кожи говорит о том, что общество – молоденькое, глупенькое...

Так это же хорошо. Комсомол не просто возраст...

Да, но при этом болезни Америки – болезни не молодости, а преклонного возраста. Америка стремительно теряет чувство реальности – потому что старость, к сожалению, быстротечна...

А как же они миром-то правят, будучи столь архаичными?

Ну, как... Млекопитающие уже появились, но динозавры еще ходят. Но им недолго осталось.

А вот все те ценности, которые утверждены этими динозаврами. Рыночная экономика, демократия, права человека, парламентаризм, разделение властей. Это все – миражи, пустые абстракции, нечто наведенное? И что придет им на смену или уже есть на самом деле вместо них?

Конечно, есть какое-то реальное основание. Но это все в достаточной степени условности. Допустим, мы квалифицируем какого-то человека, как необщительного, закрытого. Ну и что? Допустим, некая экономика замкнута на себя, автаркична. Опять же – ну и что? Люди разные... Все экономические категории очень расплывчаты, как ни парадоксально. Меня очень удивляет, например, что существует масса книг по экономике, но в них нет цифр. Как это может быть? Представьте, что книга посвящена математике – вы ее открываете, а там одни рассуждения. Экономика – это прежде всего длинные столбцы цифр, диаграммы, графики, формулы. Если этого нет – значит, это уже странно. Пишут большие какие-то монографии о пользе открытого рынка. В каждой конкретной ситуации он может быть полезен, может быть не полезен. Есть трактат о пользе траты денег, есть трактат о пользе сбережений денег. Это банальности какие-то – ясно, что деньги надо беречь, и деньги надо тратить, иначе зачем они вообще? Экономика как дисциплина – вообще одна сплошная банальность, она больше всего напоминает пособия по уходу за домашними животными. Не выше этого. Вот, собачка заболела, у нее испортился желудок. Что делать? Накормить ее какими-нибудь отрубями? Свести к ветеринару?

Алан Гринспен написал книжку рекомендаций в простой, доступной форме. Именно на уровне «отрубей покушать». Выпустил ее в свет. И тут такая незадача – случился мощнейший финансовый кризис в новейшей истории...

Понимаете... Кто читает книги Карнеги о том, как правильно заводить себе друзей и оказывать влияние на людей? Как правило, человек, который клинически не способен общаться. Да ему и не надо этого делать! Допустим, человек читает книгу о том, как правильно глотать пищу. Если для него это проблема, то ему и не надо ничего читать, потому что его уже нет. Он уже умер! (смеется). Ему ничем не поможешь! (смеется). Ни один нормальный действующий бизнесмен не читает книжек по экономике. Известна же история с Джоном Морганом, который ознакомился с учением Карла Маркса – я думаю, через какую-нибудь газетную публикацию – и выписал ему чек на один доллар. Типа, вот цена твоим разглагольствованиям.

Гринспен все-таки не Маркс, он двадцать лет руководил федеральной резервной системой США, то есть, можно сказать, руководил миром...

Если человек ходит с табличкой «Я руковожу миром», долларов четыреста у него есть в кармане. Ну, может быть, на счету тысяч пятьсот... Это с кем была история, что он пытался зайти в какую-то мечеть или синагогу, и оказалось, что у него дырявые носки?

С Вулфовицем, президентом Всемирного банка.

Кто-то стал говорить, что это все специально, кто-то – что он очень бережливый, а я думаю, у него просто денег нет (смеется).

«Мировой рынок энергоресурсов целиком контролируется западным консорциумом. Внутри его идёт какая-то борьба, но наружу сор не выносится. Финансовый кризис консорциум стремится компенсировать плановым обвалом цен на энергоносители. По мысли США и Европы, это сократит стоимость продукции и стимулирует производство. В принципе консорциум легко может довести стоимость нефти до 200 долларов или обрушить до 20. Это чисто договорная цена. Механизмы регулировки цен отточены до автоматизма.

Кроме того, под шумок кризиса идет структурная перестройка западной экономики. Например, именно сейчас приступили к демонтажу давно устаревшего автомобилестроения. Это допотопная отрасль, но отрасль с большим идеологическим наполнением. По уму её надо было развинтить двадцать лет назад, точно так же как угольную промышленность в развитых странах надо было демонтировать в 60-е, а не 80-е.

Финансовый кризис касается РФ лишь в той мере, в какой деньги нашего государства вложены в экономику Запада. Как известно, они там были размещены как раз накануне кризиса и как раз в наиболее пострадавших секторах (ипотека и т.д.). Но, в общем, это не так страшно. Дело не в сумме потерянных средств, а в том, что падение цен на энергоносители делает невозможным получение их в дальнейшем. То есть дешёвая нефть не стимулирует российскую экономику, а добивает её. Потому что за последние десять лет нефте- и газодобыча и стала российской экономикой. Больше ничего нет - все остальные отрасли вымыты или превратились в довесок (добыча прочих ресурсов и их первичная переработка).

В общем, это кранты. Ситуация напоминает вымывание кальция из костей и атрофию мышц при невесомости, а затем благополучное возвращение на Землю».

(Из блога Дмитрия Галковского)

Есть распространенная точка зрения, что и наши олигархи никакие не олигархи, им просто дали деньги подержать. Тогда возникает вопрос – а кто же реальный владелец денег?

Была интересная история с Ходорковским – он же пытался всерьез сопротивляться, и там стали расчищать слой за слоем. Сначала вроде все ему принадлежит, копнули глубже – каким-то офшорам, поскребли офшоры – там какие-то английские компании, люди... и на этом тему прикрыли. То есть человек копает яму, вдруг из ямы появляется какое-то существо, которое говорит – вали отсюда, пока жив. И все. На этом вся археология закончилась. Да и не похожи эти люди на олигархов...

На кого?

На олигархов не похожи! Настоящий олигарх – это человек, который, имея огромную сумму денег, идет в политику и реально занимается политической деятельностью. Причем в самых верхах. Яркий пример – Берлускони. Никто из наших «олигархов» в политику не лезет, и уже поэтому никакие они не олигархи.

Берлускони вообще очень наглый человек. Это наглость хозяина?

Ну, это еще связано с политической культурой Италии. Южный народ, они такое любят и прощают. Одно дело, когда швед из кустов выпрыгнет, и совсем другое – итальянец. У него амплуа. Я думаю, что и наши политики, когда говорят на полууголовном жаргоне, тоже свое амплуа отрабатывают. Русские...

Политики отрабатывают амплуа, олигархи не совсем олигархи, экономики нет, тайные общества прячутся, и мы о них никогда не узнаем. Все-таки – на что опереться в этом мире мнимостей?

Опять же вспомню Карнеги. Если у вас возникает такой вопрос, это значит, что у вас кризис 40-летнего человека, который потерял какие-то жизненные приоритеты и пытается обрести что-то новое. Что тут может помочь? Только самоанализ, любое вмешательство извне бессмысленно.

Ну, а некое объективное знание – оно вообще существует?

Конечно, почему нет? В советское время был стерт масштаб между личностью человека и государством. С одной стороны, личность была подчинена государству, с другой – ей внушалось, что она и есть это самое государство. Когда отрезают Курилы, у советского человека должно быть такое ощущение, как будто ему конкретно пятки режут. А потом государство распалось на пятнадцать частей (на самом деле на двадцать, если считать еще всякие Приднестровья, Осетии и так далее). Ну и как это сказалось на самочувствии отдельной личности? Никак. Люди, половину жизни прожившие на Украине, половину в России, не особенно пострадали. Если вообще заметили этот распад. Главную роль в самочувствии отдельного человека играет личная жизнь, личное процветание. Конечно, если страна начнет глобальную войну, это коснется каждого гражданина. Не коснется, проскочит – большая удача. Что касается отдельных трудностей и локальных удач-неудач государства, это очень мало сказывается на жизни конкретного человека. В конечном счете, не нужно знать географическую карту страны, чтобы жить хорошо. Когда ужасаются непроходимой тупости американцев, которые не знают, что Китай это вообще страна, а не город в каком-то штате, то ужасаются напрасно. Это свидетельствует только о том, что у человека правильно расставлены приоритеты – он исходит из личных интересов, а не из дипломатических шумов в Вашингтоне... Это очень мощная позиция. Она по сути правильная, хотя американцы ее, конечно, утрировали. Вот фанат футбола беснуется, болеет за «Динамо». Ну, «Динамо» проиграло. А у него в это время сын родился. Что реально, а что нереально?

Кстати о Китае. Принц Филипп на встрече с Обамой спросил, как тот отличил Медведева от китайского премьер-министра – русские же, дескать, с китайцами на одно лицо...

Типичный английский юмор, к которому все уже привыкли. Непременное условие английского юмора – представители других наций над англичанами не просто не должны шутить, а не могут по определению. В лучшем случае, высмеивая англичан, можно повторять штампы английских же сатириков, которые все то же самое уже сказали ярче, интереснее и злее. Взять хотя бы вроде как объективный анализ национального характера такого мощного английского сатирика, как Джордж Оруэлл. Мы, говорит он, раздражаем другие нации тем, что любим животных... Англичане вообще-то не этим раздражают. То есть, и этим, возможно, тоже, но на каком-нибудь 124-м месте...

А если бы Вы поставили себе целью высмеять англичан, то как бы это сделали?

За меня уже все сделал Толстой. Его известное рассуждение о Шекспире настолько потрясло англичан, что никакого ответа по существу Толстой до сих пор не получил. Все на уровне детской обиды: «Как же можно говорить, что Залыгин -  плохой писатель?! Или Астафьев? Да вы что? А «Царь-рыба»? А памятник с осетром?!». Тот  же Оруэлл помчался было в библиотеку, но оказалось, что в английских библиотеках этой книги Толстого нет...

«Мышление русского похоже на заевшую пластинку. Если дать ему выговориться, то вы с удивлением увидите, что через определенный промежуток времени он начнет повторяться. Его мысль описывает круг и вновь и вновь возвращается в исходную точку». («Бесконечный тупик»)".

Tags: #галковский, красноярск
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments