mikhailove (mikhailove) wrote,
mikhailove
mikhailove

130. ПолитПсковЪ. 150 лет Михаилу Осиповичу Меньшикову

О юбилее знаменитого земляка написала ПЛН: «сегодня исполняется 150 лет со дня рождения Михаила Осиповича Меньшикова, - крупнейшего публициста России начала XXвека, видного общественного деятеля и мыслителя, одного из идеологов русского национализма.
Михаил Меньшиков - уроженец Новоржева.


Родился в семье Осипа Семёновича, коллежского регистратора, сына священника, и Ольги Андреевны, урождённой Шишкиной - дворян Опочецкого уезда сельца Юшково. В 1873 году окончил уездное училище в городе Опочке. Затем служил в  Кронштадтском техническом морском училище в чине кондуктора корпуса флотских штурманов, с 1883 года – инженер-гидрограф. В 1892-м  в чине штабс-капитана вышел в отставку.
      С 1884 года Михаил Меньшиков начал сотрудничать в различных журналах России. В 1892-1901 годы - корреспондент, секретарь, критик, публицист, заведует газетой «Неделя». В 1901-1917 годы - ведущий публицист газеты А.С. Суворина «Новое время
».
      К сожалению, Меньшикова на Псковщине подзабыли. Между тем человек был более чем заметный. На краеведческом сайте «Псковская держава» есть неплохая ознакомительная статья О.Е.Германовой:
     "Михаил Осипович Меньшиков (1859 - 1918) - близкий друг  Н. С. Лескова, А. П. Чехова (известны многочисленные письма А. П. Чехова к нему) и С. Я. Надсона, гость  Л. Н. Толстого в Ясной Поляне, корреспондент Иоанна Кронштадтского, Д. И. Менделеева и других известных людей XIX-XX вв., яркий публицист и критик, смело (и, заметим, успешно) полемизирующий с новомодными "властителями дум" 90-х годов XIX века: Д. С. Мережковским, В. В. Розановым, А. М. Горьким и т.п. Было время, когда его читала  вся  Россия.  С ним, как с опасным противником, полемизировал В. И. Ульянов (Ленин). В течение 30 лет имя псковского уроженца Михаила Осиповича Меньшикова не сходило со страниц ведущих журналов Российской империи.  Его идейное влияние было огромным…
      …Статьи были всегда о "наболевшем".  Их темами были история и современность, власть и общественность, народ  и   интеллигенция,  русские  инородцы,  литература,  искусство,  церковь, армия. Такие статьи М. О. Меньшикова, как "Кончина века", "Сила веры", "Общество", "Природа" и др. поднимаются на уровень философских  обобщений. И всё пронизано общей темой, тема  эта - судьба  Отечества…
...Всероссийская слава М. О. Меньшикова связана с газетой  "Новое время", в которую он пришел в 1901 году. Газетой тогда руководил выдающийся издатель и общественный деятель А. С. Суворин. Читателя привлекала в газете её широкая информированность, смелость, патриотическая направленность. Здесь талант  М. О. Меньшикова раскрылся в его цикле статей  "Письма к ближним", печатавшихся отдельной рубрикой  (две-три статьи в неделю), вплоть до закрытия газеты после Февральских событий 1917 года.
      Весной 1917 года под предлогом "отпуска" М. О. Меньшиков был фактически отстранен от работы в "Новом времени", объявлен "реакционером" и жил на даче в Валдае, перебиваясь случайными заработками. В сентябре 1918 года он был показательно расстрелян большевиками, фактически на глазах собственных детей и жены, как контрреволюционный публицист, вина которого особо отягощалась в глазах новых "интернациональных" властителей России наличием "антисемитизма" в его публицистике (
Обстоятельства расправы со слов вдовы - ППЪ - см. www.rashanasha.ru/5340.htm).
      Статьи и очерки Михаила Осиповича Меньшикова  после расправы над ним в 1918 году находились под запретом в нашей стране вплоть до начала 1990-х годов. А само имя его было предано анафеме. Писатель был обречен на литературное "несуществование". И даже сейчас творения Меньшикова все еще с трудом пробивают себе дорогу, в том числе на его родной Псковщине...
      При всей универсальности мыслителя его философская мысль прежде всего направлена на возрождение "исторической силы нации". Будучи одним из создателей "Всероссийского национального союза", М. О. Меньшиков так формулирует его главную задачу: "Восстановление русской национальности не только как главенствующей, но и государственно-творческой".
      Попробуем разобраться, каков был тип меньшиковского национализма. Во-первых, как всегда подчеркивал сам мыслитель, его национализм принципиально не "агрессивный": "Есть у нас воинствующие национализмы, но они не русские, а инородческие, - пишет он в статье "Дело нации" в 1914 году. - Наш русский национализм, как я понимаю его, вовсе не воинствующий, а только оборонительный, и путать это никак не следует. Мы, русские, долго спали, убаюканные своим могуществом и славой, - но ударил один гром небесный за другим, и мы проснулись, и увидели себя в осаде - и извне, и изнутри".
     М. О. Меньшиков выступал за доброжелательные отношения между всеми нациями, при условии их предварительного разумного разграничения во избежание конфликтов: "Я имею право говорить о русском чувстве, наблюдая собственное сердце. Мне лично всегда было противным угнетение инородцев, насильственная их русификация, подавление их национальности... Я уже много раз писал, что считаю вполне справедливым, чтобы каждый вполне определившийся народ... имел на своих исторических территориях все права, какие сам пожелает, вплоть хотя бы до полного отделения". Но совсем другое дело, когда какой-либо избранный "малый народ" вдруг захватывает  "хозяйские права на нашей исторической территории", тогда "мы вовсе не хотим быть, - жёстко и справедливо формулирует М. О. Меньшиков, - подстилкой для целого ряда маленьких национальностей, желающих на нашем теле располагаться и захватывать над нами власть. Мы не хотим чужого, но наша Русская Земля - должна быть нашей". По мнению М. О. Меньшикова, главное  при этом не политический национализм (в виде платформ и программ партий), а культурный - возрождение живого народного творчества в традиционных формах.
     Много горького говорил он, не скрывая правды, и в адрес своего русского народа, обличая его недостатки и отсутствие национального самосознания его элиты, что было чревато роковыми историческими и социальными последствиями...
      М. О. Меньшиков осмыслил и привлёк (вслед за М. Н. Катковым) внимание к проблеме отсутствия в русском  имперском православном сознании идеи русского национального самосознания как такового (русского национализма), в противовес возрастающему агрессивному антирусскому национализму в различных формах русофобии. Россия со времен Петра I утратила через своё оторвавшееся от народа прозападное просвещённое сословие связь с русской национальной жизнью.
 Одной из модных форм космополитического национального нигилизма начала XX-го столетия - теории "непротивления злу насилием" - М. О. Меньшиков противопоставил  теорию "противления злу любовью". Сокрушительной критике подверг он также в этой связи эстетику декадентства, существующую, по его мнению, вне этики, совести и Бога... 
     ...В дневниках 1918 года, в последние месяцы перед гибелью, М. О. Меньшиков поднимается на новую высоту своих философских размышлений и обобщений по национальному вопросу. Они принимают теперь пессимистический, почти апокалиптический оттенок.
Немцы занимают родной Псков, до Валдая остаются считанные версты... Готовясь к возможной встрече с германской оккупацией, русский националист записывает диковинные, на первый взгляд, слова: "Мы еще во власти невежественных суеверий, и все еще немец кичится тем, что он немец, а индусу хочется быть индусом. Но это быстро проходит. Суеверие национальности пройдет, когда все узнают, что они смесь, амальгама разных пород, и когда убедятся, что национализм - переходная ступень для мирового человеческого типа - культурного. Все цветы - цветы, но высшей гордостью и высшей прелестью является то, чтобы василек не притязал быть розой, а достигал бы своей законченности. Цветы не дерутся между собою, а мирно дополняют друг друга, служа гармонии форм и красою
". 
      Не правда ли, неожиданное завершение многолетней эволюции "меньшиковского национализма"?.." - (ссылка).     Конечно, Германова приглаживает, на самом деле страсти тогда кипели нешуточные. Например, Меньшиков активно проходился по еврейскому вопросу, что ему дорого обошлось. До какого накала доходило, можно понять из следующей цитаты: «19 сент. 1918 Меньшиков писал своей жене из заключения: «Члены и председатель Чрезвычайной следственной комиссии евреи и не скрывают, что арест мой и суд — месть за старые мои обличительные статьи против евреев» (М. О. Меньшиков. Материалы к биографии // Российский архив. Вып. IV. М., 1993).
     За день до расстрела он написал как бы в завещание своей жене и детям: «Запомните — умираю жертвой еврейской мести не за какие-либо преступления, а лишь за обличение еврейского народа, за что они истребляли и своих пророков. Жаль, что не удалось еще пожить и полюбоваться на вас
» - http://www.hrono.ru/biograf/bio_m/menshik_mo.html
      Меньшикова, активно переписывавшегося с Чеховым, считают прототипом «Человека в футляре». Об этом есть хороший отрывок из «Бесконечного тупика»: «Пресловутая "правдивость" русской интеллигенции это страшная, грубая ложь
      Жил в России скромный тихий человек: Михаил Осипович Меньшиков. Увлекался толстовством, писал публицистические статьи. В 1895 году Михаил Осипович имел несчастье заинтересоваться умершим в возрасте 82 лет князем В.В.Вяземским. Первый некролог о князе появился в "Русских ведомостях". В нём сообщалось, что Вяземский в 50-х годах отпустил на волю крестьян, взяв с них небольшой, посильный выкуп, который раздал до копейки беднякам. После этого он поселился в Серпуховском уезде Московской губернии в маленьком домике посреди дремучего леса, где прожил 30 лет и "занимался чтением и работами, внося всюду свет, добро и живое человеческое сердце" (А.Мантейфель). Другой корреспондент "Русских ведомостей" через две недели "развивал":
"Все своё состояние князь роздал крепостным и нищим и жил лишь для блага других и собственного самоусовершенствования в высшем, благороднейшем значении этого слова".
      О князе заговорили. Его называли предтечей Толстого. Боборыкин в нашумевшем романе "Перевал" вывел Вяземского под именем Жеребьева: за десятилетия вышколенная русская периодическая печать во всю стала обыгрывать тему "в то время как". Раньше славянофилы похвалялись, что-де они не оторваны от народа, заботятся о его нуждах и т.д. Но на самом деле эти проповедники зоологического национализма... (дальше подставлялась в волшебный фонарь либеральной охмуряловки нужная картинка), В ТО ВРЕМЯ КАК даже лучшие представители дворянства... (тут подставлялся цветной слайд с князем: избушка, вековые ели, лучи заходящего солнца).
      Меньшиков, тогда толстовец, очень заинтересовался Вяземским и решил поехать в Серпуховской уезд, чтобы на месте поподробнее познакомиться с конечно благоговейными воспоминаниями о покойном.    Увы! как сообщает энциклопедия Южакова:
      "Меньшиков поддался влиянию идей Л.Н.Толстого, но заимствовал у великого писателя не смелость теоретической мысли, но смелость практического бездействия. Не лишённый ни литературного дарования, ни совестливого отношения к общественной и человеческой жизни, Меньшиков без достаточного общего и теоретического образования и не обладая сильным теоретическим умом, и не мог оценить и усвоить всего мировоззрения Толстого, слишком сложного и неуравновешенного".
      Серому Меньшикову не хватило образования, и он по простоте душевной написал о Вяземском то, что услышал от местных крестьян, близко знавших князя. Оказалось, что предтеча Толстого был
"не столько опростившийся, сколько опустившийся помещик, отличавшийся при этом жестокостью и развратным поведением". Своим хамским поведением Меньшиков просто-напросто поставил себя за рамки русского культурного общества. Прежде всего были взбешены местные интеллигенты. Михаил Осипович, тогда ещё поддерживающий довольно близкие отношения с Чеховым, испуганно писал последнему:
      "Жена Мантейфеля (серпуховского интеллигента, автора некролога), усердно мне помогавшая в розысках, теперь страшно перепугалась, и хотя не отрицает в письме, что всё записано мною точно, - но негодует на меня, зачем я всё напечатал. Утверждает, что вся "серпуховская интеллигенция возмущена" против моей статьи. Очень бы интересно было узнать, правда ли это?"
      Меньшиков обращался с этой просьбой к Чехову, так как он как раз и жил в этом уезде (в своём имении Мелихово). Чехов в эту историю не стал лезть и, как всегда, умыл руки. А на будущий год, летом, когда Меньшиков гостил у него в Мелихове, аккуратно записал в дневнике:
      "Меньшиков в сухую погоду ходит в калошах, носит зонтик, чтобы не погибнуть от солнечного удара, боится умываться холодной водой, жалуется на замирание сердца".
      Вскоре был создан знаменитый "Человек в футляре". Надо знать Чехова с его гоголевской неспособностью к самостоятельному творчеству, к СОДЕРЖАТЕЛЬНОЙ фантазии (при исключительной способности к фантазии формы), чтобы понять, что весь этот рассказ вырос из Меньшикова, из чеховского ощущения Меньшикова. Так он и вошёл в русскую историю - человеком в футляре, трусливым, занудливым и аккуратным идиотом Беликовым.
      Михаил Осипович Меньшиков - русский офицер, участник ряда морских экспедиций, автор работ по морскому делу, а впоследствии, наряду с Розановым, ведущий сотрудник "Нового времени", не шедший ни на какие сделки с совестью и расстрелянный большевиками в 1918 году. Кто знает о нём, думает? Жив ли он? Давно умер. Беликов жив. Беликова знают все. Он шагает от одного издания Чехова к другому, от одной экранизации к другой, из хрестоматии в учебник, из учебника в головы миллионов школьников. Он живет насыщеннейшей жизнью и надо всей Россией лыбится его отвратительная харя - "как бы чего не вышло". Человек растворился в уродливом кошмаре, в грязной и горбатой тени. Меньшиков приехал тогда к Чехову больной, ещё не оправившейся после покушения на его жизнь (в него стреляли вскоре после статьи о Вяземском: "Мы вам покажем, как издеваться над русской интеллигенцией!"). И вот Чехов, врач, сначала отрыгнул ядовитую слюну в дневничок, а потом оживил, обессмертил Меньшикова, пустил его в реальность. Чехов вошёл в русскую историю как скромнейший, добрейший, великодушнейший и вообще - ший и -ший человек, ангел в пенсне. А Меньшиков... Меньшиков не вошёл никак. Его не пустили, А ведь, может быть, Меньшиков-то и был настоящим Чеховым? Тем ОБРАЗОМ Чехова, который создавался около ста лет. И (от догадки всё замирает внутри) не был ли сам Антон Павлович Беликовым
»  - http://www.nefedor.com/vc/samisdat/3/311-326.htm
      Если говорить о политической роли Меньшикова, то его фигура как раз символизирует безысходность тогдашней ситуации. Россия динамично развивалась во всех отношениях, но внутреннее положение оказалось очень неустойчиво. Главному деятелю государственного развития – Правительству оказалось не на кого опереться. «Прогрессивная» общественность отказывала ему в доверии и требовала власти себе. Трагедия была в том, что общественность была неспособна эту власть ни удержать, ни правильно применить, что со всей чудовищной наглядностью и показал 1917 г. Более того, Правительство не могло полностью положиться даже на вроде бы близких правых, они были также заражены критиканством и также были не способны правильно ориентироваться в сложной обстановке. Поэтому сильная потенциально игра правых на национально-демократическом популизме, страшная угроза для революционно-оппозиционной демагогии, частично расшатывала и само государство. Меньшиков как один из виднейших правых в этом смысле является наглядным примером.

ППЪ - politpskov.com/informburo/2393.html

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments