mikhailove (mikhailove) wrote,
mikhailove
mikhailove

14.Любовный напиток

Вчера меня вытащили в Большой на оперу. Санкт-Петербургский Михайловский театр оперы и балета представлял премьеру - комическую оперу "Любовный напиток" Гаэтано Доницетти  в постановке Фабио Спарволи. Впервые видел реальное бисирование. Партию деревенского влюблённого простака Неморино исполнял приглашённый итальянский тенор Франческо Мели. Фонтанка.ру так описывала впечатление: "Франческо Мели – яркий лирический тенор, может быть, не с самым красивым и запоминающимся тембром, но превосходной вокальной школой. Его полетный голос с легкостью наполняет зал; сценически он весьма подвижен и в образе увальня Неморино оказался вполне убедителен, наделив героя острохарактерными и трогательными красками"http://www.fontanka.ru/2008/05/28/108/ . Согласен полностью.
И вот оказалось, что я поприсутствовал не просто на красивом спектакле, а стал свидетелем кое-чего значимого в оперном мире, что началось в Петербурге и описывалось в "Ведомостях" так: "В конце этого сезона в российском оперном театре произошло невероятное событие. Заезжий итальянский тенор Франческо Мели, исполнявший партию Неморино в опере Доницетти «Любовный напиток» на сцене Михайловского театра в Петербурге, спел романс «Una furtiva lagrima» настолько превосходно, что публика не переставала аплодировать до тех пор, пока певец не согласился его повторить, — и действительно это сделал.
В прежние века такое было в порядке вещей. На премьерах опер Моцарта и Сальери публика заставляла певцов бисировать чуть ли не каждую арию. Император даже пробовал издать запрещающий указ, чтобы опера не получалась вдвое дольше написанной.
Но с конца XIX века стала набирать силу, а в XX столетии всецело восторжествовала идея так называемого художественного целого. Стало считаться, что аплодисменты по ходу пьесы это целое разрушают, что наслаждаться индивидуальным триумфом, вынуждая действие остановиться, настоящий артист не должен. Максимум, что ему позволено, — замереть стоп-кадром, ничем не выдавая, что он слышит руко­плескания зала, и потом продолжить, как будто их и не было.
И вот запрет рухнул. И оперный слушатель принял это крушение с восторгом. Нанесен первый удар оперному театру XX века, в котором торжествовали интендантские и режиссерские концепции. Сделан первый шаг в театр будущего (или прошлого, тут вы, читатель, выбирайте сами), в театр премьеров и примадонн
"http://friday.vedomosti.ru/article.shtml?2008/07/04/13030 .
Не знаю, хорошо это или плохо, но запомнилось. В целом всё более-менее понравилось. Следует, конечно, согласиться, что итальянское усиление сильно помогло. Адина в исполнении Екатерины Садовниковой, на мой взгляд, выглядела вполне прилично. Из замечаний, могу указать, на ряд небольших сценических огрехов, на мой взгляд, конечно. Декорации были адекватные и не вызывали никакого диссонанса с действием.
Так что, можно сказать, повезло, спасибо друзьям.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments