mikhailove (mikhailove) wrote,
mikhailove
mikhailove

254.ПолитПсковЪ. Краткая история АПО А.Турчака - 2

С небольшой технической задержкой размещаем вторую часть обзора АПИ "Навигатор" из "Псковской губернии":

"Седьмая грань кубика. Часть вторая

В 2010 году Псковская область находилась в процессе перманентной оптимизации административно-политической и социально-экономической системы Андрея Турчака

Начало см. в «Псковской губернии» № 5 (527) от 2-8 февраля 2011 г.

Реформирование административной системы Псковской области при Андрее Турчаке, выразившееся первоначально в приходе многочисленной петербургской команды [ 1 ], не могло быть произведено новым губернатором без реформы собственно политической системы Псковской области, в первую очередь реформы регионального отделения партии политического большинства, членом генерального совета которой является псковский губернатор. А формирование благоприятного политического имиджа «демократичного единоросса» (отвечающего тренду декоративной модернизации президента Дмитрия Медведева) невозможно без хотя бы частичного изменения атмосферы региональных выборов. Но если этим двум задачам соседствует задача сохранения полного политического контроля «Единой России» над органами государственной власти и местного самоуправления, то в этом случае «миссия невыполнима». Однако Андрей Турчак предпринимает попытки ее выполнить.

Долевое поле


(Активистка «Молодой гвардии Единой России» Надежда Орлова была вызвана в Псков, чтобы оживить деятельность регионального отделения «Единой России» перед областными и федеральными выборами.)

Еще 29 октября 2009 года депутаты Псковского областного Собрания внесли в региональный Избирательный кодекс поправку, в соответствии с которой в муниципалитетах, «имеющих статус «муниципальный район» и «городской округ», не менее 50 процентов депутатов представительного органа муниципального образования избираются по единому избирательному округу пропорционально числу голосов, поданных за единые списки кандидатов в депутаты, выдвинутые избирательными объединениями в соответствии с настоящим Законом». 5 ноября 2009 года поправка вступила в силу.

14 марта 2010 года в Псковской области состоялись первые выборы депутатов районного представительного органа по новой (т. н. смешанной) схеме. Экспериментальным районом стал Невельский.

К процессу голосования (традиционно – больше всего в сельской местности, особенно в ситуации выездного голосования) оппозицией было высказано немало претензий [ 2 ], но так или иначе первый опыт был получен.

Официальные результаты невельской избирательной кампании оказались следующими: за список «Единой России» отдали свои голоса 52,02% жителей района (4150 человек), КПРФ получила 18,85% (1504 голоса), «Справедливая Россия» - 11,13% (888 голосов), «Яблоко» - 7,58% (605 голосов), ЛДПР – 7,35% (586 голосов) [ 3 ].

Причем из-за применения метода распределения депутатских мандатов «Империале» ЛДПР, несмотря на преодоление не только достаточного по закону 5%-ного, но и 7%-ного барьера, осталась без мандата депутата районного Собрания.

Одновременно на территории всей Псковской области проходили выборы депутатов представительных органов местного самоуправления первого уровня (городских и сельских поселений). Голосовали все избиратели Псковской области, кроме двух региональных столиц – Пскова и Великих Лук. Региональные отделения политических партий приняли в них существенно более активное участие, чем в 2005 году, когда большинство кандидатов составили самовыдвиженцы.

В целом было распределено 1620 мандатов городских и сельских депутатов, из которых в итоге 1181 (73,3%) достались «Единой России», остальные получили депутаты, вышедшие на выборы путем самовыдвижения (211 мандатов), а также представители партий «Справедливая Россия» (148 мандатов), КПРФ (44 мандата), РОДП «ЯБЛОКО» (15 мандатов) и ЛДПР (13 мандатов).

Если произвести расчеты по доле избранных депутатов от числа выдвинутых кандидатов, то условный «КПД» «Единой России» составил 76,1%, «Справедливой России» – 33%, КПРФ – 25,9%, «ЯБЛОКА» – 24,6%, ЛДПР – 14,9%.

Аналитики отметили новые тенденции в голосовании: «Единая Россия» стала терять голоса, а оппозиция (в том числе партии, не представленные в Государственной Думе РФ и Псковском областном Собрании депутатов, в данном случае речь о «ЯБЛОКЕ») – приобретать [ 4 ].

Эту тенденцию подтвердили выборы депутатов Собрания депутатов Себежского района, состоявшиеся по аналогичной схеме 10 октября и ставшие самыми конкурентными муниципальными партийными выборами в истории Псковской области.

Согласно официальным результатам выборов в Себежском районе, единый список «Единой России» получил 46,08% голосов избирателей, пришедших на участки (амплитуда голосования по избирательным участкам: от 28,57% до 67,89%), единый список «ЯБЛОКА» поддержали 20,60% избирателей (амплитуда голосования по избирательным участкам от 8,95% до 36,65%). Список КПРФ получил голоса 17,25% избирателей, оказавшись на непривычном для коммунистов третьем месте (амплитуда голосования по избирательным участкам от 6,40% до 37,08%), список ЛДПР – 10,59% (амплитуда голосования по избирательным участкам от 4,78% до 20,67%). «Справедливая Россия» в выборах депутатов Себежского Собрания участия не принимала.

Во всех семи одномандатных избирательных округах в Себежском районе победили кандидаты от «Единой России» (амплитуда поддержки от 33,81% до 63,57%), но в пяти избирательных округах, где своих кандидатов выдвинуло «ЯБЛОКО», на втором месте оказались представители этой партии (амплитуда поддержки от 20,31% до 34,11%).

На одновременно состоявшихся выборах главы Себежского района первым стал выдвинутый «Единой Россией» Леонид Курсенков (55,58%). Второе и третье место практически разделили справедливоросс Виктор Лапшин (19,29%) и «яблочник» Сергей Семенов (18,16%). Выдвинутый ЛДПР Василий Краснов набрал 4,29% голосов.

Смена главы Себежского района, где на место дважды ранее избранного Владимира Афанасьева, обладающего специфическим имиджем, пришел выдвинутый при непосредственном участии губернатора Леонид Курсенков, показала один из первых в Псковской области случаев вынужденной внутренней ротации в муниципальной части региональной элиты, подконтрольной правящей партии.

Результаты себежских выборов стали наиболее значительным предметом для политического анализа и комментариев из всех выборов, прошедших на территории Псковской области в 2010 году [ 5 ].

В целом выборы 14 марта и 10 октября 2010 года в Псковской области стали последним «практическим предвыборным занятием» для региональных отделений политических партий перед масштабными федеральными избирательными кампаниями 2011 и 2012 годов.

Эти выборы показали определенную тенденцию к либерализации регионального политического процесса: проходной барьер преодолели представители пяти партий, «Единая Россия» не везде доминировала бесспорно; особенно на уровне сельских и городских поселений; историй, подобных предвыборным скандалам 2007 и 2008 годов [ 6 ], происходившим с непосредственным участием избирательной комиссии Псковской области, не было. Претензии в злоупотреблениях адресовались оппозицией в основном к представителям местных, а не областных властей, которые научились маскировать свое участие в муниципальном предвыборном процессе, не выходя в нём на первый план.

Но и ставка была не так высока. Речь шла не о выборах в Псковское областное Собрание и тем более не о выборах в Государственную Думу РФ, по результатам которых определяется «политическое качество» региона в Московском Кремле.

В 2010 году также определился тренд политических отношений Андрея Турчака с представленными в областном Собрании политическими партиями: доброжелательные и даже союзнические отношения со «Справедливой Россией», непубличное благоволение к ЛДПР и публичная, до резких высказываний, критика в отношении КПРФ.

Надежда и беспокойства

С самого момента прихода Андрея Турчака к власти в Псковской области было очевидно, что новый губернатор намерен существенно изменить политическую конфигурацию внутри регионального отделения «Единой России».

Сначала в президиум политсовета регионального отделения были включены ближайшие политические ассистенты Андрея Турчака Роман Романов (он же – начальник управления внутренней политики администрации области) и Александр Вологжанин [ 7 ], на тот момент – заместитель руководителя аппарата администрации области, потом – заместитель главы администрации Пскова.

А в 2010 году настало время более масштабных сдвигов, которые ожидались, но, тем не менее, вызвали большое удивление.

Причем перемены произошли совершенно внезапно для действовавшего руководства регионального отделения «партии власти», которое узнало о новой политической конфигурации 4 мая – за сутки до ее публичного обнародования, состоявшегося уже 5 мая [ 8 ].

5 мая 2010 года на заседании регионального политсовета «Единой России» секретарь регионального политсовета Валентин Каленский и руководитель регионального исполкома партии Дмитрий Хритоненков синхронно заявили об уходе в добровольную отставку. Статусные партийные должности заняли депутат областного Собрания, управляющая региональным филиалом Пенсионного фонда России Елена Бибикова (которую восприняли тогда как временную фигуру) и руководитель «Молодой гвардии» в Северо-Западном федеральном округе Надежда Орлова соответственно.

Надежда Орлова была известна до того своим активным молодогвардейским «боевым прошлым», в частности, «комсомольским» выступлением на организованном властями на Василевском спуске в Москве в ночь на 3 декабря 2007 года митинге «молодогвардейцев» под громким слоганом «Чистая победа!» – сразу после завершения скандальных по массиву обвинений в нарушениях в адрес действующей власти выборов депутатов Государственной Думы РФ, после которых «Единая Россия» впервые получила в Государственной Думе конституционное большинство (более 300 голосов).

Внезапность кадровых событий в региональной «Единой России» подчеркивалась тем, что депутат Государственной Думы РФ от Псковской области, бывший секретарь регионального политсовета «ЕР» Виктор Антонов обескуражено заявил, что «новые назначения стали для него новостью, …о кадровых перестановках он не знал заранее, никто с ним на эту тему не разговаривал, даже неофициально» и прямо признал: «Я комментировать это не могу, так как не понимаю, что происходит с должностью председателя исполкома».

Примечательно, что в начале апреля 2010 года г-н Турчак заявил, что рекомендации федерального руководства «Единой России», согласно которым руководитель регионального отделения партии должен возглавлять региональное законодательное собрание, в Псковской области будут исполнены только в новом политическом цикле, после избрания следующего созыва областного парламента. А в ответ на уточняющий вопрос о том, значит ли это, что секретарь регионального политсовета «Единой России» и председатель регионального парламента могут не волноваться за свои кресла вплоть до 2012 года, губернатор обронил фразу: «Я этого не говорил!» [ 9 ]

Тем не менее, никакой ожидаемой с приходом г-жи Орловой политической революции в региональном отделении «Единой России» не произошло.

Несколько экстравагантная юная дама, воспринимающая Псков, судя по репликам в ее личном блоге, как забавную для натуралистических наблюдений провинцию, которую один из собеседников агентства назвал troublemaker (в переводе с английского - "нарушитель спокойствия", буквально - создатель тревог, беспокойства, волнений предполагается - для местной элиты) отличилась рядом своеобразных акций типа попыток создания на Октябрьской площади в Пскове около клыковского памятника княгине Ольге "псковского гайд-парка" (проект провалился) и проведения ряда общественных дискуссий, на одних из которых единороссы обсуждали себя с самими собой, назначая себе оппонентов из собственных рядов (в том числе назначали из своего состава для дискуссии, например, "справедливороссов", которые должны были критиковать единороссов), а на других (с провокационными темами) публично (с анонсами в СМИ) ожидали участия представителей оппозиции, которые о приглашениях от "Единой России" не знали (самый скандальный эпизод - инициированная г-жой Орловой публичная дискуссия "Гей-парад: пропаганда гомосексуализма или победа западной демократии?").

12 декабря, через неделю после зверского покушения на журналиста и блогера Олега Кашина [ 10 ], которое вызвало широкий общественный протест, г-жа Орлова опубликовала в официальной «Псковской правде» заметку «Право на скандал», где выдала в свет впечатлившие многих строки: «...для претендующего на что-то журналиста попасть под тяжелый предмет или кулак — это своего рода признание, звездный час. Ибо бороться со злом и быть этим злом просто проигнорированным – как-то нечестно и обидно (с точки зрения борца). Ведь нет ничего хуже для лидера общественного мнения (пардон, четвертой власти), чем забвение и непризнание его талантов, отсутствие денежных предложений за «левое» журналистское расследование или «хороший компрометирующий материальчик», а также предупреждающих (уговаривающих, приглашающих, имеющих журналиста в виду) звонков «оттуда». Волков кормят ноги, журналистов — слова. Это предмет торга с теми, для кого имидж имеет значение. Слова (или молчание) в обмен на неприкосновенность, лояльность, право на подлость, право на хамство, право на ложную интерпретацию и травлю, право на скандал, право быть выше пролов. Первый эпитет, который возникает в голове при слове «журналист», – «продажный». Почти такой же, как «мент»...».

Декретный отпуск г-жи Орловой, начавшийся в конце 2010 года, прервал её деятельность в Псковской области на неопределенный пока период.

По мнению многих, за несколько месяцев своего "псковского сидения" Надежда Орлова стала для Андрея Турчака в большей степени источником беспокойств, чем надежды.

«Родовое пятно» неизбранного

Неотъемлемой частью региональной политической системы, сформированной Андреем Турчаком, стала высокая публичность в деятельности региональной исполнительной власти.

И дело не только в государственной машине пиара, созданной в областной администрации (она существовала при всех предшествующих губернаторах), а в личном мотивированном стремлении Андрея Турчака к публичному политическому продвижению. Это стремление наложило сильный отпечаток на все действия администрации Псковской области и стало, с одной стороны, сильным двигателем для принимаемых решений, с другой – вынужденным ограничителем, когда практически любое действие просчитывается едва ли не в первую очередь с точки зрения последствий для имиджа.

С тех пор, как губернаторы субъектов Федерации стали формально «наделяться полномочиями» законодательными собраниями, а по существу – назначаться президентом, «родовое пятно» недостаточной легитимности преследует всех высших региональных чиновников.

Одни (их большинство) изначально позиционируют себя как сугубо технические менеджеры, другие (их меньшинство, и Андрей Турчак среди них) – как публичные политики, компенсирующие специфику своего политического восхождения сознательно формируемым имиджем «народного руководителя».

При этом год назад в интервью «Псковской губернии» Андрей Турчак заявил: «Я воспринимаю себя в большей степени управленцем и менеджером, нежели политиком. Избранный губернатор – это политик» [ 11 ].

В действительности Андрей Турчак ведет себя как политик, в силу чего весьма чувствителен к народному одобрению и неодобрению. Значительная часть его инициатив предполагает поддержку общественного мнения и рассчитывает на него.

Карьерный политик, г-н Турчак выстраивает всю систему своих политических приоритетов и общественных связей таким образом, чтобы она помогла ему перейти на следующую ступень административной лестницы.

Главным ограничителем в этой системе выступает сама Псковская область – с ее традиционным укладом жизни, ограниченными человеческими и материальными ресурсами, слабой экономической базой, сильными общественными ожиданиями пессимистичных сценариев развития.

По существу значительная часть предпринимаемых Андреем Турчаком усилий в публичной политике – это попытки создать Псковской области образ успешного в социально-экономическом отношении региона.

Проблема заключается в том, что для такой работы необходимы годы кропотливого труда, при котором главными плодами, скорее всего, воспользуется преемник, но Андрей Турчак не готов ждать долго, ему необходимы политически значимые результаты как можно скорее, причем эти результаты должны вызвать одобрение федерального центра, которое можно будет конвертировать в дальнейший кадровый рост.

Это приводит к странному сочетанию в псковской региональной политике социально-экономических проектов (в которых все главные результаты излагаются в будущем времени, но сопровождаются масштабными статистическими параметрами, проверить которые невозможно), с затратными для бедно живущего региона имиджевыми проектами, которые дадут еще неизвестно какой результат даже в Москве, но вызывают неоднозначную реакцию в Псковской области.

При этом для достижения максимального информационного и политического эффекта из средств регионального бюджета производятся значительные траты средств на, как объяснял сам Андрей Турчак, «не пиар-бюджет администрации области, [а] …пиар области, продвижение региона со всеми его преимуществами и успехам в экономике, в культуре». [ 12 ]

Но эффект небольшого региона, где человеку нетрудно лично стать участником или свидетелем мероприятия, создает независимый от властей фактологически насыщенный и достоверный информационный поток.

Гуляй-поле

В 2010 году в Псковской области состоялся целый парад имиджевых и статусных проектов, нацеленных на определенный ребрендинг региона: Всероссийская масленица, подсветка памятников архитектуры Псковского Кремля, вручение всероссийской премии «Хранители Наследия», открытие колонн городов воинской славы в Великих Луках и Пскове, постановка оперы «Псковитянка» в Псковском Кремле.

На проведение Всероссийской масленицы в 2010 году было потрачено более 14 млн. руб. из бюджета области, причем все государственные конкурсы, связанные с организацией и проведением мероприятия (их было насчитано не меньше тринадцати), были выиграны компаниями, контролируемыми или непосредственно управляемыми советником губернатора Псковской области по вопросам государственной политики в сфере культуры, бывшим актером псковского драматического театра Игорем Гаврюшкиным [ 13 ].

К качеству проведения мероприятия были большие претензии. «Толпа и давка» за 14 миллионов бюджетных рублей выглядела в бедном Пскове диковато [ 14 ].

Отдельным проектом стало празднование Дней города Пскова, в рамках которых была открыта колонна города Воинской славы (она, как и ее великолукский «близнец», созданный по единому общероссийскому образцу псевдоантичных воинских колонн, стоила бюджету области более 25 миллионов рублей – каждая), а также состоялась постановка оперы «Псковитянка» в Псковском Кремле.

Средства бюджета, необходимые для обеспечения постановки, были официально объявлены в размере 36 млн. рублей в рамках областной целевой программы «Культура Псковского региона в 2007-2010 гг.».

Два государственных контракта (на суммы 20 млн. 534 тыс. 156 руб. и 14 млн. 465 тыс. 844 руб.) на оказание услуг по организации и постановке оперы «Псковитянка» были заключены между Псковской областной филармонией и Российским государственным театральным агентством, монополизовавшим организацию визитов Большого театра.

Часть костюмов была изготовлена специально для псковской (единственной!) премьеры.

Еще до постановки было объявлено, что на спонсорские средства будет проведена PR-компания спектакля, издана рекламно-полиграфическая продукция (1 млн. 281 тыс. руб.), обеспечен проезд участников постановки (3 млн. 54 тыс. руб.), их проживание в Пскове (4 млн. 144 тыс. 500 руб.).

Сколько в итоге было привлечено спонсорских средств – осталось неизвестным, но высказывались предположения, что часть расходов были произведены из средств областного бюджета завуалировано, без объявления их связи с постановкой «Псковитянки» [ 15 ].

При этом фактический бюджет Псковского академического театра драмы им. А. С. Пушкина в 2009 году составил 13,8 млн. руб., причем 8,7 млн. из них – это прямое бюджетное финансирование, остальные средства – выручка. В 2010 году прямое бюджетное финансирование театра составило 10,3 млн. руб.

А Псковский государственный музей-заповедник потратил в 2009 году 15,9 млн. руб., из которых 14,6 млн. руб. – прямое бюджетное финансирование, а в 2010 году средства областного бюджета в смете музея составили 17,6 млн. руб.

По злой иронии судьбы, 23 июня, в разгар туристического сезона, за нарушение правил и норм пожарной безопасности на 20 суток в соответствии с решением Псковского городского суда (по иску Госпожнадзора, входящего в структуру МЧС России) была приостановлена деятельность Псковского государственного объединенного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника: административное здание музея, Поганкины палаты, Дом Масона, здание художественно-промышленной школы Фан-дер-Флита (картинная галерея), Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря, квартира-музей В. И. Ленина и все другие филиалы музея-заповедника (их девять) были опечатаны.

Одна бюджетная организация парализовала деятельность другой бюджетной организации. Цена вопроса по приведению музея в «пожарный порядок» была несопоставима с тратами на дорогостоящую театральную постановку.

Было очевидно, что такие значительные затраты на один спектакль на фоне чрезвычайно скудного бюджетного финансирования ведущих учреждений культуры области (не говоря уже о рядовых учреждениях культуры) могут быть окуплены только каким-то из ряда вон выходящим политическим событием. В частности, высказывалось предположение, что Псков должен был посетить президент РФ Дмитрий Медведев (в ряду мероприятий было запланировано проведение заседания президентского совета по культуре, которое действительно прошло, но практически незамеченным – под сурдинку и в отсутствии первых государственных лиц, в том числе благоволящего Пскову министра культуры РФ Александра Авдеева).

Не состоялась обещанная прямая трансляция постановки оперы по федеральному каналу «Культура» (как было неформально объяснено – ВГТРК потребовала значительные денежные средства за работу и выход в эфир), но затем выяснилось, что и пригодная к записи на DVD и дальнейшей коммерческой реализации запись спектакля не была произведена.

Зрители же, попавшие как на открытую генеральную репетицию, так и на постановку, были шокированы отсутствием возможности видеть сам спектакль (из-за инженерной ошибки в конструкции помоста для зрительских мест он был практически невидим для всех рядов, кроме первого и второго).

20 июля в Пскове состоялось вручение премии «Хранители Наследия», учрежденной Попечительским советом Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры в 2009 году.

Годом ранее, в 2009 году, вручение премии, происходившее весьма пафосно в Москве в знаменитом Доме Пашкова, Российской государственной библиотеке, обошлось учредителю примерно в 3 миллиона рублей.

В 2010 году власти Псковской области потратили на церемонию вручения премии «Хранители Наследия» 4 млн. рублей областных бюджетных денег.

Техническое задание мероприятия, рассчитанного на 3 с половиной часа, включало в себя «показ по Федеральному каналу ТВ», который также (кроме кратких новостных сюжетов) не состоялся.

Именно этот «державный» размах, когда роскошные, в столичном стиле, культурные и презентационные мероприятия соседствуют с драматическим и даже трагическим состоянием бюджетных учреждений массовой культуры и социальной бедностью в целом, вызвал у многих жителей области острое отторжение и дал в итоге отрицательный общественный эффект.

24.02.2011 18:07 (ссылка)

ППЪ - http://politpskov.com/index.php/information/1443--2-.html

Tags: Псков, турчак
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments