March 24th, 2012

366.Оценки аграрной реформы 1906-1917. Комиссия проф. Аухагена

Аграрная реформа начала 20-го века по-прежнему остаётся спорным и политизированным вопросом. Как пишет известный историк-аграрник Щагин: "Особенно не жаловали эту тему отечественные исследователи советского времени, когда господствующим стало мнение, будто столыпинским начинаниям изначально был уготован провал, поскольку они якобы преследовали антинародные цели сохранения помещичьего землевладения и укрепления социальной опоры отжившего свой век самодержавия. При всем плюрализме взглядов на наше прошлое, сложившаяся в постсоветской историографии, эта точка зрения бытует и поныне".    
Collapse )
     Конечно, всё это сказалось на фоне мировой войны, но Щагин как раз и полагает, что комиссия сыграла в формировании решимости Германии начать войну с Россией чуть ли не ключевую роль.
Collapse )
"Она была ими (результатами - Э.Щ.) поражена, - сообщает мемуарист.- Объехав землеустроительные работы в целом ряде губерний германская комиссия представила своему правительству отчёт. Нам удалось узнать его содержание. В нём говорилось, что если землеустроительная реформа будет продолжаться при ненарушении порядка в империи ещё десять лет, то Россия превратится в сильнейшую страну в Европе"...Подлинность информации, содержавшейся в рассказе Д.Н.Любимова, подтверждается свидетельством Макса Зеринга, который в 30-е годы являлся одним из руководителей Берлинского исследовательского центра по изучению сельского хозяйства в СССР. По словам Зеринга, главный вывод комиссии Аухагена германскому правительству гласил, что "по завершению земельной реформы война с Россией будет не под силу никакой другой державе".
       Есть основания полагать, что всё это должным образом учитывали и германское правительство, и император Вильгельм II, когда форсировали развязывание первой мировой войны с тем, чтобы не дать одному из своих будущих противников - России - подготовиться к ней не только в чисто военном, но и в общеэкономическом отношении. На такую мысль наводит концовка эпизода, поведанного Д.Н.Любимовым: "Отчётом по имевшейся от русского посла в Берлине сведениям сильно обеспокоилось германское правительство и особенно император Вильгельм II
". ("Очерки", с.83-94).