mikhailove (mikhailove) wrote,
mikhailove
mikhailove

107. Парадоксы газового перекоса

Очередное объявление о плановом повышении внутренних цен на природный газ опять привело к дискуссии, хорошо ли это - постепенно ликвидировать разницу в ценах между газом и другими видами топлива. Есть вполне обоснованные аргументы за и против, все уже привыкли, что газ - это более дешёвое топливо, на этом факте уже сложилась экономика. Хотя на свободном рынке газ скорее более дорогое топливо, как раз за свою экологичность и технологичность. Почему же в России не так как в других странах, ведь цена на нефть и уголь давно уже определяется рынком. Ещё при переходе к рынку сложилась своеобразная ситуация "в июле 1993 г. были либерализованы цены на уголь, а в 1994 г. стали практически свободны на нефть и нефтепродуктыа госрегулирование к концу 1994 г. "реально сохранилось только на газ, электрическую энергию и централизованное теплоснабжение", так об этом сказано в книге "Новая энергетическая политика" (под ред. Ю.К.Шафраника), М., 1995. На сегодняшний день, насколько можно понять, только газ продаётся на внутреннем рынке не просто дешевле, чем на внешнем, но и ниже себстоимости, на что постоянно жалуется "Газпром", как отмечает сайт "Новая политика": "В сообщении монополии отмечается другое: "разрыв между среднегодовым уровнем регулируемых цен в 2009 году (1895 руб. за 1 тыс. кубометров) и уровнем цен, обеспечивающим эффективное развитие бизнеса по газоснабжению российских потребителей (2707 руб. за 1 тыс. кубометров) все еще остается очень существенным". В корпорации вновь напомнили о постановлении правительства "О совершенствовании государственного регулирования цен на газ", принятом в 2007 году. В этом документе сказано, что, начиная с 2011 года, оптовые цены на газ будут формироваться по принципу равной доходности поставок на внутренний и внешний рынкиwww.novopol.ru/text72627.html
     Естественно, такой ценовой разрыв привёл к значительным последствиям, прежде всего, все потребители газа стали фактически за счёт госрегулирования получать очень большую ценовую премию и чем больше была доля энергии в себестоимости, тем больше был выигрыш. Это явным образом исказило действительную произвдоственную эффективность, даже одинаковые во всем предприятия могли выпускать продукцию по разным ценам, понятно, что потребители газа оказались конкурентноспособнее.
     На 1995 г. получилось следующее, тут надо сделать приличный экскурс в прошлое, приведя оценки из книги "Новая энергетическая политика": "исторически сложившаяся в стране структура цен на котельно-печные энергоносители не соответствуют ни особенностям их потребительских качеств, ни средней структуре цен мирового рынка. Так в 1994 г. цены потребителей на уголь, газ и мазут соотносились как 1:0.54:0.96, в то же время по расчётам РАН рациональная структура должна быть представлена пропорцией 1:1.3:1.2".
      Ещё тогда цели представлялись следющими: "Ценовая экономическая политика должна быть основана на следующих основных принципах.
      1.Цены должны быть свободными на немонополизированные виды ресурсов, в частности, на нефть и нефтепродукты, угли и местные виды топлива, которые реально взаимозаменяемы у потребителей. При этом свободные оптовые цены на моторные топлива, естественно, будут ориентироваться на мировые цены, а цена нефти в России будет ниже мировой из-за более низкой цены мазута и, главное, из-за малой доли выхода моторных топлив из единицы сырой нефти. Государство может регулировать эти соотношения цен..."
    
Планировалось, что "цена продажи мазута и газа на местных рынках превысит цену энергетического угля в меру превосходства их потребительских качеств", чего, как известно, не произошло по газу и сегодня.
      
При этом специально оговаривалось, что: "важной задачей очередного этапа ценовой политики должно стать постепенное повышение цен энергоресурсов в России до их структурного соответствия мировому уровню. Соответствие мировым ценам отнюдь не означает равенства: поскольку Россия остаётся крупнейшим экспортёром энергоресурсов, внутренние цены при всех условиях будут ниже мировых по меньшей мере на величину транспортных расходов. В результате даже при полной интеграции ТЭК в мировой рынок именно в России, а точнее в Сибири, и будет находиться мировой эпицентр самой дешёвой энергии. Самой дешёвой, но всё же существенно более дорогой, чем сегодня..
      ...Преимущества выхода внутренних цен энергоресурсов на соответствие мировым ценам велики, но очевидны также связанные с этим серьёзные трудности. В течении десятилетий в стране формировалась очень энергоемкая структура производства, к тому же на базе энергорасточительных технологий. Российская экономика выросла на искуственной дешевизне энергии. Переход её пусть не на мировые цены, а даже на уровень 65-75% мировых цен, лишит конкурентоспособности многие предприятия и целые отрасли экономики России. Именно поэтому ценовая политика должна быть тесно связана не только с налоговой, но и с инвестиционной политикой. Необходимо стремиться к тому, чтобы по мере сближения структуры внутренних и мировых цен происходили серьёзные структурные и технологические сдвиги во всех отраслях народного хозяйства, и прежде всего в сфере энергопотребления...
      Однако даже дешёвые и быстрореализуемые энерго- и ресурсосберегающие мероприятия требуют денег и времени. Именно поэтому переход от цен самофинансирования к мировым ценам должен быть не скачкообразный (шоковый), а постепенный. Нужно будет повышать цены в нескоько приёмов, каждый раз давая потребителям время на адаптацию, стимулируя энергосбережение и оказывая финансовую поддержку отдельным предприятиям. Поэтому предстоящий этап реформы растянется во времени и потребует тонкого регулирования со стороны государства.
      Такая гибкая тактика проведения ценовой реформы может растянуть её на годы, но сделает приемлемой для экономики в целом. Выгоды же её определяются тем, что уже на следующий год после выхода на соответствие мировым ценам экономия энергии составит 5-6% энергопотребления (50-60 млн.т условного топлива), а налоговые и прочие поступления от топливно-энергетических предприятий в бюджет более чем утроятся.
      Таким образом динамика цен в топливно-энергетическом комплексе должна быть увязана со всем ходом экономических преобразований в стране и должна обгонять в своём росте динамику цен в других отраслях промышленности и экономики. При этом одновременно необходимо обеспечить рациональную структуру цен конкурирующих и взаимозаменяемых энергоносителей в соответствии с их потребительскими качествами. В качестве основного инструмента воздействия на ход ценообразования в ТЭК должен использоваться инструмент государственного регулирования цен на газ.
       Регулируемые госдуарством цены на газ будут, как указано выше, формировать цены на другие конкурирующие энергоносители и прежде всего рыночную цену мазута. Его применение у потребителей требует меньших затрат на хранение (для сезонного регулирования и резервирования), но из-за сернистости мазута связано с дополнительными экологическими издержками. Экономическая оценка этих потребительских свойств мазута в целом делает его менее привлекательным для потребителей. Поэтому его рыночная цена будет ниже, чем у природного газа на 5-10%."
На самом деле все последние 15 лет мазут стоил в среднем раза в 2 дороже, чем газ.
    
Далее указывалось: "Цена природного газа будет также определять рыночные цены на энергетические угли. При работе на угле потребители несут дополнительные издержки из-за больших удельных расходов топлива, затрат на складирование и топливоподготовку, из-за более высокой стоимости оборудования и производственных помещений, а также дополнительные затраты на охрану окружающей среды. Численные оценки этих затрат существенно зависят от качества энергетических углей и типа потребителей. У электростанций, как самых крупных потребителей котельно-печного топлива, конкуренция между газом станет возможна только в том случае, если рыночная цена угля будет на 25-35% ниже цены газа.
      Специфической чертой российской энергетики является наличие двух слабо связанных рынков: рынка газа, энергетического угля и мазута, с одной стороны, и рынка нефти и моторных топлив с другой. Уже в 1994 г. внутренние цены на дизельное топливо вышли на мировой уровень, а цены на автомобильный бензин превзошли его. В перспективе рост цен будет ограничен лишь угрозой конкуренции со стороны их импорта. Весьма низкая глубина переработки нефти российских нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ), которая опустилась ниже уровня 64%, определяет относительно высокую долю производства мазута (76 млн. т в 1993 г.) Однако цены на мазут, объём потребления которого на внутреннем рынке составляет лишь 15% объёма потребления газа,будут задаваться ценой газа, по крайней мере, в зоне действия Единой системы газоснабжения. В то же время цена нефти на внтуреннем рынке будет ограничена условиями самофинансирования НПЗ, которые с учётом достигнутого насыщения пропускных способностей нефтяных экспортных терминалов являются монопольными потребителями нефти...
     В перспективе для реализации намеченной ценовой политики потребуется увеличение цен на газ до значений заметно превышающих цены самофинансирования газовой промышленности, а также снижение уровня налогов и платежей на нефтепродукты во избежании выхода их внутренних цен за пределы мировых.." (сс.431-447)
     .
      Авторы стратегии вполне адекватно оценивали положение дел и давали обоснованные предложения. Прошло 15 лет, частично ситуация изменилась в намеченном направлении, но пока что, несмотря предпринятые усилия, внутренний топливный рынок остался всё ещё разделённым на две большие части:
1). Сектор с более-менее свободными ценами и
2). Газовый сектор, с регулируемыми государством ценами, причём заниженными по отношению к другим видам энерогресурсов. Почему так получилось и хорошо ли это вопрос дискуссионный. Обсудим один из аспектов ситуации. Так как все все потребители, в том числе и регионы, прямо отвечающие за теплоснабжение, стали стремиться перейти на более дешёвый газ, в стране развернулась масштабная и хаотичная "газификация" и борьба за газовые лимиты, ведь газа стало не хватать. Потребители, которые не имели доступа к трубе или не получили лимитов фактически платили через государство потребителям газа, их конкурентоспособность была снижена такой политикой. Развернувшаяся и продолжающаяся сегодня в основном в виде так называемого газового нацпроекта, реализуемого Газпромом совместно с регионами, «газификация» имела под собой определённые основания, ведь газ более удобное топливо, но по большей части стимулом к ней была и остаётся ценовая премия.  Получился парадокс государство провозгласило курс на будущее выравнивание газовых цен с ценами на уголь и мазут, в тоже время федерация и регионы потратили вполне реальные деньги на газификацию, которая в значительной мере не имела никакого хозяйственного смысла даже сегодня, не говоря уже о времени, когда газ будет дороже мазута. Количество котельных, работающих на газе с 2000 по 2007 выросло на 13%, с 40 до 53%. Если для крупных котельные, расположенных недалеко от существующих газовых сетей, смысл переводить на газ был, то для многих других его не было и тем более не будет. Однако, за прошедшее время газификация стала частью политической мифологии, население относится к ней очень положительно и это тоже учитывается.

      Таким образом, следует обратить внимание на следующие моменты в текущей энергетической ситуации, которые обычно не затрагиваются:
      1.    Налицо экономически необоснованные (в значительной части сегодня, ещё больше в планируемом завтра), но пока популярные действия по газификации.
      2.    Значительная влияние места расположения (доступа к газовой трубе) на конкурентоспособность и финансовое положение предприятий и регионов.
      3.    Скрытая перекачка через регулируемые государством цены больших финансовых ресурсов от одних потребителей топлива другим. Важно, что эти субсидии никак не отражены в межбюджетных отношениях, даже справочно. В постоянных разговорах о регионах-донорах и реципиентах эта тема даже не поднималась, что говорит о качестве отечественной аналитики.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments